вторник, 7 Февраля, 2023

Подробно

Ложь, знай своё место!

Андрей Мановцев
16.01.2023 - 01:41
Ложь, знай своё место!

Почитание лжесвятыни в Нижегородской митрополии

Миф о признании останков царскими и его «торжество»

Так называемые «екатеринбургские останки» уже не раз получали официальное признание — от государственных органов — в их подлинности, т.е. принадлежности Царской Семье. На новом витке этой сложной истории последнее слово остается за Архиерейским Собором. Не станем обсуждать (вопиющей, в сущности) некорректности такой постановки вопроса. 

Как бы то ни было, но Господь не дает возможности собраться архиереям. Время идет, и можно надеяться, что тем самым все большему и большему числу наших соотечественников становится ясно: если бы останки были царскими, все было бы совершенно иначе! Официальное признание, однако, со стороны СК РФ имеет место. 

Таким образом, миф существует, при этом «в самом приличном виде», кому-то очень и очень нужный. Кому?  Каким-то влиятельным и обладающим значительными средствами силам («фальсификация века» — дело весьма трудоемкое и недешевое). Каким? Есть достаточно внятное объяснение: если бы останки были царскими, то и речи не могло бы идти о ритуальном характере цареубийства, и миф нужен тем силам, которые хотели бы скрыть ритуальность «преступления века». 

Существуют серьезные исторические исследования в подтверждение этой версии, но от конспирологии тут никуда не деться, гадательность тех или иных объяснений тут неизбежна, и по этой причине от естественного вопроса «Кому это нужно?»  благоразумней всего (во всяком случае, автору данной публикации) отстраниться. Это, однако, не означает отстраниться от достигнутой ясности «нет» в простой и четкой постановке вопроса: да или нет? мощи или лже-мощи? 

Миф о подлинности останков предполагает замалчивание элементарной логики, доступной школьнику среднего (даже не старшего) звена: если из А непреложно следует В, а В неверно, то необходимо признать ложность А. С начала 1990-х гг. известны, в рамках указанной только что логики, факты, не позволяющие признать останки царскими. Факты замалчиваются или обволакиваются подходящим наукообразным празднословием. Ложный миф продолжает существовать, а в недавнее время попытался — не больше, не меньше — торжествовать!  На нижегородской земле нашел он у некоторых горячий прием. 

Один из ревнителей признания подлинности останков, архимандрит Тихон (Затёкин), настоятель нижегородского Вознесенского Печерского монастыря, написал и издал книгу «Я понял, что это меня уже никогда не отпустит», с подзаголовком «Романовы: убийство, поиск, обретение», посвященную главным образом «обретению царских мощей» (так в книге прямо и говорится). Ее презентация 10 декабря 2022 г. проходила в Гербовом зале ярмарки «Нижегородский край — земля Серафима Саровского», соединенная с круглым столом «Правда об открытии останков царской семьи и ее значение для возрождения России». Торжество, да и только!

Презентация в тени не осталась

Здесь можно познакомиться с фотогалереей презентации книги о. Тихона и с кратким описанием имевших место (не столь многочисленных) выступлений на круглом столе. Событие претендует на особую значимость, заявленную в названии круглого стола: оно должно послужить, не больше, не меньше, возрождению России (!). 

Нетрудно догадаться, что все выступления на круглом столе исходили из аксиомы — «Останки — царские». Ни единого слова не было сказано о сомнениях в этом утверждении, тем более о его отрицании. В этом плане, однако, примечательно выступление члена церковной комиссии по изучению «екатеринбургских останков» антрополога Дениса Пежемского. К сожалению, материалы круглого стола не опубликованы, и нам приходится опираться на то краткое описание, которое можно найти по приведенной выше ссылке: «Доклад Дениса Пежемского носил название «Екатеринбургские останки»: причины и следствия отвержения результатов мультидисциплинарных экспертиз». Среди причин отрицания он назвал духовное состояние нашего общества, неприятие монархии как таковой, которое взращивалось в течение нескольких десятилетий советского времени. Не одно поколение оказалось воспитанным в этом духе. Другие причины — антиклерикализм, который можно встретить даже у людей, которые ходят в храм и считают себя верующими, и образовательный уровень населения. Многие говорят «Не верю», даже не пытаясь погрузиться в тему. Следствием же можно назвать необходимость просвещения населения в этом вопросе. «Поэтому большая благодарность организаторам сегодняшнего мероприятия. Хотелось бы, чтобы подобных встреч становилось больше»,  добавил Денис Пежемский».

Сказанное ученым вызывает ряд замечаний. Прежде всего, в связи с «погружением в тему». А Вы, Денис Валерьевич, погружались в (серьезнейшую) критику подлинности останков? Вы, к примеру, как антрополог (!), исследовали вопрос о состоянии скелета № 4? В 1993 г. проф. В. Н. Звягин заявил, что этот скелет принадлежал сутулому человеку, болезненному и склонному к полноте, следовательно, не мог принадлежать Императору. Впоследствии В. Н. Звягин ничем не поправил своего заявления и не отрицал его, хотя стал сторонником подлинности останков. Наблюдение осталось как бы забытым. Но для антрополога Пежемского это означает одно из двух: или он не вникал в данный вопрос, или считает, что Император был человеком болезненным, склонным к полноте и сутулым. 

Далее, среди православных верующих довольно много признающих необходимость монархии для Отечества (другое дело — готовность народа к ней или неготовность). Пежемский не может не знать об этом и не может не знать о многотысячных Крестных ходах на Царский День — отчего же лишь единицы из десятков тысяч участников сворачивали на Поросенков Лог? Не были в Поросенковом Логу ни Патриарх Алексей II, ни Патриарх Кирилл, ни другие митрополиты и епископы. Почему, как хорошо известно почитателям Царской Семьи, подавляющее большинство ревнителей памяти Царственных Мучеников отрицают подлинность «екатеринбургских останков»? По непросвещенности? Но может как раз напротив — в силу знакомства с критикой? Пристало ли ученому быть на стороне «зашоренного» ее отрицания? Ученый — на стороне неправды?

Обращает внимание также выступление на этом круглом столе другого известного ученого, ученика знаменитого М. М. Герасимова, С. А. Никитина. Заметим, что этот ученый выступал на конференции 28 ноября 2021 г. «Тайны убийства Царственных Мучеников. Новые материалы следствия и независимые экспертизы» и, отвечая на вопрос ведущего, подтвердил (как эксперт, занимавшийся данным вопросом), что зубы, найденные среди «вторых екатеринбургских останков» (находка 2007 г.)  и считающиеся зубами Цесаревича Алексия, действию огня… не подвергались! Более того, он дал объяснение этому: уцелевшие зубы — это так называемые моляры, жевательные, глубоко расположенные, они и остались белыми как были, просто защищенные другими тканями тела. Нетрудно понять (и это подтверждается экспериментально), что такое объяснение абсурдно. Подробнее см. в моей статье «Вершины абсурда» — к каковому слову нам еще придется обратиться.

Характерно, что на круглом столе ни архимандрит Тихон, ни другие участники ни единым словом не упомянули о критике их позиции, которая не раз уже была опубликована и была им известна. В том числе не упомянуто было и недавнее письмо на имя Патриарха Кирилла, подписанное более 300 священниками, монахами, мирянами о неканоничных действиях архимандрита Тихона (Затекина), связанных с неоправданным признанием подлинности «екатеринбургских останков».  

Итак, 10 декабря 2022 г. в Нижнем Новгороде состоялось знаковое событие: проба сил в утверждении неправды в качестве безоговорочной истины, признание лже-мощей подлинно царскими мощами. Вопрос об останках можно считать сейчас ключевым в почитании Царской Семьи. А неложное почитание Царя-мученика — ключевой момент (вспомним слова об этом святителя Иоанна Шанхайского) для возрождения России. 

Таким образом, мы имеем дело с пробой сил на пагубу России, что бы ни думалось и ни казалось (искренне — в кавычках или без) участникам оной пробы.

Дорогостоящее издание

Вот эта книга:

 

Крупногабаритный формат: на обычную полку не встанет. Что бросается сразу в глаза с обложки: неправильный крест (читатель понимает, что мы видим место захоронения «под мостиком»)! У нижней перекладины левый (для нас) конец должен быть обращенным вверх, а тут вниз.

Книга издана не только (сразу видно) роскошно. Досточтимые ее рецензенты — доктора философских наук, есть предисловие доктора и. н. С. Фирсова. Есть и гриф отдела печати Московской Патриархии и благословение правящего митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия, во вступительном слове которого останки прямо названы царскими. 

По сути, это книга-альбом, так много в ней сопроводительного иллюстративного материала. Основное впечатление — лирическое, прошу прощения за едкость. Автор душевно расположен ко множеству упоминаемых им людей, также и к себе самому. Мы можем наглядно проследить, как молодой пономарь Николай Затёкин становится священником, затем иеромонахом, затем — наместником Верхотурского монастыря, затем архимандритом. В большом количестве приводятся письма и зачастую их фотографии, при этом сберегается тепло обращений и тех или иных доверительных сообщений. При хладном (в ответ) отношении, все это воспринимается, скажем прямо, как «пыль в глаза», в компенсацию отсутствия внятности. Хотя, казалось бы, претензия на «правду об открытии останков Царской Семьи» предполагает внятность прежде всего. В книге нет разбиения на части, а разбиение на главы не даёт последовательной и цельной структуры (спасибо, хоть хронологически книга более или менее выдержана). Даже просто оглавления — нет.   

Для издания, предназначенного к утверждению лжи, много было бы чести заниматься обстоятельным разбором его содержимого. Достаточно будет коснуться отдельных моментов. Прежде всего заметим следующее.

В 1998 г. Церковь устояла и не признала останки царскими, несмотря на сильное и грубое давление со стороны властей. Четверть века спустя «проект» стал тоньше и изощренней, давление сменилось внедрением, душевным и ласковым. Но ложь не стала от этого правдой. 

Если бы останки были подлинными, то для почитателей Царской Семьи они были бы величайшей святыней. Однако, как уже отмечалось, подавляющее большинство ревнителей памяти Царственных страстотерпцев не испытывают никакого доверия к имеющим место официальным заключениям Следственного Комитета и церковной комиссии. Доверие не может быть навязано — ни сверху, ни «сбоку». Время надежд на установление истины «на официальном уровне» в столь важном вопросе — осень 2015 г. —осталось лишь осенью 2015 г. Тогда владыкой Тихоном (Шевкуновым) были даны обещания открытых обсуждений, публикаций всех экспертиз, прозрачности. Прошло семь лет, обещания остались и, ясное дело, останутся невыполненными. Имеет место всего лишь традиционная, в советском стиле, пропаганда подлинности останков: на телеканале «Спас», со стороны телекомпании «Царьград», в виде двух фильмов — Елены Чавчавадзе «Цареубийство. Следствие длиною в век» и Александра Звягинцева «Дело Романовых. Следствием установлено». Книга о. Тихона (Затёкина) — это «вдохновенный» рывок все той же пропаганды.  Но навязывать почитателям Царственных Страстотерпцев подлинность ложной святыни есть просто безумие, обречено на провал.

Душевность не выручает.

Об «интимизмах» книги

Один из самых значительных русских поэтов ХХ века Владислав Ходасевич (1886-1939) был также известен как одаренный и весьма взыскательный литературный критик. Упоминаю об этом, чтоб рассказать, как Ходасевич, благосклонно отзываясь о творчестве одной поэтессы, замечал в то же время, что те или другие откровенные признания в ее стихах суть не что иное, как напрасные «интимизмы», такое употребил он слово.

Привлечение «интимизмов» — часть стиля о. Тихона (Затёкина). К примеру, рассказывая о встрече с Ольгой Рябовой после долгих лет разлуки, автор рассказывает, как не сразу вручил ей заготовленный букет, вспомнил о нем только в лифте, и как Ольга Александровна была живо тронута. Спрашивается, зачем об этом знать читателю? Какое отношение это имеет к «правде об обретении царских останков»? К правде — никакого, а ко лжи — имеет: это часть «флёра» вокруг данной темы.

Штрих касательно автора

Скажем прямо, в обсуждаемой нами книге есть два «главных действующих лица»: автор и Гелий Рябов. Каждое из них позиционировано как горячий ревнитель памяти Царя-мученика. С молодых лет Николай Затёкин увлекался царской темой. И он приводит теперь, на стр.189, такое фото: «Николай Затёкин перепечатывает книгу Валентина Пикуля «У последней черты» фото 1985 г. Архив архимандрита Тихона (Затёкина)». 

Указанный роман популярного советского автора — гнусная, бульварного толка, ложь о Царской Семье. Что ж, мы видим, таким образом, и диапазон привлекаемых автором фото, и диапазон его «интимизма», и своеобразие его почитания Царственных Страстотерпцев.

Абсурд находки 1979 г.

С «интимизма» и начинается книга о. Тихона: мы узнаем, как его будущая теща (чтоб читатель не удивлялся в связи с духовным саном о. Тихона: жена его оставила, видимо, в конце 1980-х гг., в 1990-м он был пострижен в монашество; автор книги, надо сказать, ни этот, ни другие житейские моменты никак не объясняет), приезжая в Москву из Свердловска, познакомилась с Гелием Рябовым — мужем ее ближайшей по институту подруги. Мы сразу узнаем о многообразной одаренности Гелия Трофимовича, а также о том, как он грустно говорил: «Я не могу работать в этой системе» и даже «мог использовать ненормативную лексику, если речь заходила о политике, Брежневе и т.д.» (стр. 23). Повествование книги быстро переходит к теме Романовых, к Щелокову, Свердловску и поискам захоронения вместе с А.Н. Авдониным. 

На стр. 108-111 помещены восемь фотографий извлеченных из могильника «под мостиком» черепов — в привычном для рядового человека виде, «улыбающихся», т.е. с нижними челюстями. По рассказу А.Н. Авдонина из книги «Ганина яма» (о. Тихон цитирует дневник Рябова), три черепа были извлечены Авдониным и Песоцким вслепую: шарили руками «в мутном растворе». Трудно поверить в такое везение, но главное не в этом, а в том, что нижние челюсти с черепами не сращены! Их соединяют мягкие ткани, следовательно, везение было еще большим, невообразимым: тут же (вслепую!) были найдены и подходящие нижние челюсти. Явный абсурд, много лет назад обнаруженный петербургским судмедэкспертом Ю. А. Григорьевым, который пишет о нем в своей книге «Последний император России. Тайна гибели» (издание 2018 г., стр.239-240), не раз об этом говорилось. В книге же о. Тихона рассказ Г.Т. Рябова о том, что происходило на Поросенковом Логу 1 июня 1979 года, подкрепляется множеством фотографий, поэтапным изложением поисков, воспроизведением страха, будто бы охватывавшего порой энтузиастов. Создается имитация полной достоверности. 

Ясно, что мы никогда не узнаем правду о «найденных» черепах. Есть, отметим, серьезные противоречия в рассказе А. Н. Авдонина о находке 1979 г. и в дневниках Рябова (по Рябову, их группа находилась на Поросенковом Логу три дня, по Авдонину — шесть часов). Но есть, нельзя не сказать, и такая, «исчисляемая в сантиметрах» невозможность доверия к «энтузиастам». 

После находки 2007 г. профессором В.Л. Поповым было направлено открытое письмо священноначалию, в котором выражались четко сформулированные сомнения в «официальной версии». Под номером первым в ряду сомнений и вопросов, В.Л. Попов пишет: «Существенно неустраненное противоречие в материалах уголовного дела. Из протокола осмотра места происшествия от 11−13.07.91 следует, что размеры захоронения 1,5×2,1 метра, останки лежат в два яруса. Из объяснений А.Н. Авдонина и Г.Т. Рябова, также имеющихся в деле, следует, что в 1979 году оба этих гражданина извлекли три черепа из захоронения, при этом они ограничились раскопом размерами 0,5×0,5 метра в северо-восточном углу захоронения. При анализе объективно зафиксированного расположения костных останков в захоронении следует, что два из трех черепов, которые извлекли Авдонин и Рябов в 1979 году, не могли технически быть извлечены из глинистой почвы, так как находились на расстоянии около 1−1,5 метров от края раскопа. Рябову, во время слушаний в Государственной Думе, в присутствии следователя В.Н. Соловьева, было предложено объяснить это противоречие. Рябов объяснений не дал, а Соловьев не попытался их устранить. Невольно возникают вопросы: извлекались ли черепа из захоронения в 1979 году? Может быть, черепа не извлекались в 1979 году, а были помещены в захоронение в 1980 году, когда Авдонин и Рябов повторно «работали» в захоронении? Может быть, Рябов и Авдонин в 1979 году производили раскоп не так, как они рассказали в своих объяснениях прокурору в 1991 году?». Остается только заметить, что диагональ квадрата 50 см на 50 см не превосходит 71 см.

Объяснение первых публикаций

Не будем, по возможности, отвлекаться от обсуждения книги о. Тихона. С точки зрения ее автора, с находкой 1979 г. все было в полном порядке. Он показывает (через «интимизмы» — цитирование писем), как переживали нашедшие «царскую могилу» необходимость держать такую (!) находку в секрете и дает объяснение появлению весенних публикаций Рябова 1989 г., впервые обнародовавших сенсацию. О. Тихон приводит пространный отрывок из воспоминаний И. И. Виноградова (стр. 233-236), судя по которым Виноградов и вдохновил Рябова выступить с публикациями — в «Московских новостях» и в итальянской газете «Il Giornal» — из обеспокоенности, как бы ненавистный КГБ, уже мол проведавший об останках, чего не сделал… Теперь, благодаря публикации В.В. Бойко-Великого, нет сомнений, что не только министр внутренних  дел Н. А. Щелоков, но и КГБ курировал проект отыскания останков. Удивительно, но, видимо, Игорь Иванович искренне считал и то, что изыскания и публикация Э. Радзинского «независимы» от Рябова, и то, что именно публикация на Западе не дала замолчать в СССР столь важную новость. Та же, только что упомянутая, публикация В.В. Бойко-Великого внятно показывает заказной (и «с самого верху») характер «сенсации века».

Мы же обращаемся к самому главному в нашей теме: народному почитанию Царской Семьи. В книге о. Тихона оно получает «полупризнание» и подсвечено пристрастием автора.

Ложь о молебне 16 июля 1989 г. на Вознесенской горке

Не все почитатели святых Венценосцев знают, что их прославление в России началось еще при советской власти… В городе Свердловске жил ревнитель памяти Царя-мученика Анатолий Михайлович Верховский, вокруг которого группировались и другие местные царисты. Стараниями Верховского с его товарищами, их вдохновением и было организовано народное поминовение невинно убиенной Царской Семьи 16 июля 1989 г. на Вознесенской горке, т.е. на месте снесенного Ипатьевского дома. В книге о. Тихона об этом рассказывается на стр. 262-286. Автор пишет (вроде бы) так: «историческое событие», но весь текст, ему посвященный, имеет прозрачную цель: показать провокационную роль Верховского, чуть было не «подставившего» Церковь Московской Патриархии, у которой были бы серьезные неприятности из-за «молебна», прими она в нем участие. О. Тихон рассказывает о том, что на вопрос омоновца, священник ли он (можно было догадаться по внешнему виду, несмотря на гражданскую одежду), он ответил «нет», но не рассказывает о своем тогдашнем сокрушении в этом слове, а подает дело так, что он мол исходил из интересов Церкви на тот момент… 

По тексту сразу не поймешь, к чему клонит автор. Ложь вырастает в виде невнятицы (привлекается при этом целый ряд воспоминаний): историческое (и вправду) событие с несомненным героизмом участников (11 человек было арестовано, их скоро отпустили в силу «других времен») превращается в сведение счетов с давно почившим человеком, слава которого, очевидно, беспокоит автора. Но есть и прямая (на удивление) ложь — в рассказе о сделанных к «молебну» хоругвях. По словам о. Тихона, две из них были сделаны в храме г. Артемьевска (где служил отец Николай Затекин), сшиты кассиром храма А. Ф. Плотниковой (приводится ее фото 1989 г.), и только одна — с самодельным портретом Государя — в доме у Верховских. При этом, черном по белому на стр. 276 автор пишет: «Оказывается, Верховский, как пишет в своих воспоминаниях Игорь Калиничев и подтвердивший мне это по телефону, сшил помимо наших двух хоругвей — еще одну. Игорь Калиничев с дочерью Верховского Юлей акварельными красками нарисовали рисунки с изображением Государя Императора Николая Александровича, св. вмч. Георгия Победоносца и Святителя Гермогена Патриарха Московского» — сразу возникает вопрос: на одной хоругви? 

Фото молебна. Видны две хоругви. В центре - Юля Верховская.

Вдова А. М. Верховского, Светлана Николаевна (упоминаемая автором исключительно как С. А. Верховская) свидетельствует, что все три хоругви были сделаны у них дома. Нельзя не сказать и о том, что о. Тихон, по его словам, «лишь недавно», «из интернета» узнал, что хоругви хранятся в нижнем приделе Храма-на-Крови — т.е. он не бывал в Храме-на-Крови больше десяти лет.

Ложь о Ганиной Яме

Храм-на-Крови, Ганина Яма и Верхотурье — вот главные православные святыни уральской земли. Верхотурью в книге вполне уделяется внимание, поскольку о. Тихон был наместником в Верхотурском монастыре. Приводится множество фотографий, и все это имеет, прямо скажем, лишь косвенное отношение к почитанию Царственных Мучеников и никакого (кроме критического — см. ниже) к «екатеринбургским останкам». А Храм-на-Крови и Ганина Яма остаются в тени повествования, им, по сути и в противоречие с отношением народным, не придается значения святынь. О Ганиной Яме (и не раз) говорится только как о месте «временного сокрытия тел», Царский Крестный ход на Царский День упоминается мельком… 

Тут-то и ложь, ибо это событие — непреложно ежегодное — у всех перед глазами, и смысл его всем ясен: это Крестный ход к месту уничтожения честных тел Царственных Мучеников. Вместе с народным отношением к Ганиной Яме «за кадром» остаются, конечно, и знаменитые слова Патриарха Алексия II, сказанные при благословении на создание обители: «Все пространство Ганиной Ямы — это живой антиминс, ибо все здесь пронизано частицами святых мощей, уничтожавшихся огнем и серной кислотой». 

Не случайно о. Тихон не бывал последние многие годы в Храме-на-Крови и не участвовал в Царских Крестных ходах.

Ложь об Анатолии Верховском и владыке Мельхиседеке

О непростом отношении автора книги к А. М. Верховскому уже говорилось. Уральскому подвижнику воздается вроде бы и должное, но с намеренным «перехлестом»: автор приводит (стр. 495) публикацию, в которой говорится о канонизации (!) Анатолия Михайловича и цитата из которой заканчивается словами о «сквернейшем характере» Верховского (для красного словца и автора цитаты, и автора книги). Доброго, хорошего слова о Верховском (о его бескорыстии и отзывчивости, к примеру) в книге не встретишь. Умалчивается первенствующая роль Верховского в создании временного Храма-на-Крови. 

Верховский и владыка Мельхиседек. Первый архиерейский крестный ход. 1992 г.

Но, главное, вот что умалчивается: последовательное, ясное, обоснованное отрицание Верховским подлинности «екатеринбургских останков». В статье, посвященной кощунственному присоединению клейм с «обретением царских останков» к иконе Царственных мучеников в Нижегородском Печерском монастыре, уже говорилось об этом, приводился и ряд статей Анатолия Михайловича на эту тему. Заново вспомним, что именно Верховский познакомил православную общественность с заключением проф. В. Н. Звягина о скелете № 4. Свои статьи А. М. Верховский согласовывал с владыкой Мельхиседеком, с которым был в тесном контакте и который разделял отношение Верховского к останкам. О. Тихон, однако, представляет дело так, будто владыка Мельхиседек был совершенно лоялен к признанию подлинности останков, только лояльность эта, надо сказать, как-то «растворяется в воздухе». Заметим, что в августе 1993 г. состоялся «экстренный крестный ход» на Ганину Яму. По рассказу Анатолия Михайловича, в передаче Светланы Николаевны Верховской, возник он следующим образом: «Прихожу к Владыке, он ходит по кабинету из угла в угол, и на часы наручные смотрит...

 - Что такое Владыко?

- С часу на час в Москве состоится заседание комиссии…, что они там решат?

- Мы успеем Владыка!

- Что успеем?

- Дойти до Креста на Ганиной Яме и отслужить молебен Святым Царственным Мученикам. 

Речь здесь идет о правительственной комиссии «по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Николая II и Его семьи».

Владыка тут же отдал распоряжение, собрали Крест, фонарь, хоругви и прочее потребное и двинулись... Потом, позже Владыка рассказал Анатолию, что перелом в обсуждении (по времени) произошёл именно тогда, когда они совершали молебен. Анатолий многажды приводил на память этот случай, как свидетельство помощи Святых Царственных Мучеников по молитве к ним».

И впоследствии, надо сказать, решения Священного Синода 1990-х гг., утверждавшие Церковь в противостоянии признанию лже-мощей, совершались при благодатной помощи Царственных Мучеников через своевременное молитвенное обращение к ним екатеринбуржцев.

Абсурд находки 2007 г.

Принципиально лишенная критичности, книга о. Тихона рисует «полный порядок» с останками во всех отношениях — «полный порядок», конечно, и в отношении находки будто бы останков Цесаревича и Великой Княжны Марии Николаевны. Рассказ об этой находке содержится в книге не стр. 497-525, с привлечением 30 цветных фотографий.

Сестры Новотихвинского монастыря.

В самом начале статьи уже говорилось о явном признаке подлога в данной находке: «зубы Цесаревича» и необгоревшие кости  могли быть только подложены. Однако верно и то, что к останкам, побывавшим в огне более 2-х часов, генетические исследования неприменимы! (См. Земскова Е. Ю., Бордюков М. М., Нарина Н. В., Ковалев А. В., Иванов П. Л. Молекулярно-генетический анализ хромосомной ДНК в обожженных костях: миф или реальность?. Судебно-медицинская экспертиза. 2016;59(6):49).

Несуразица находки 2007 г. видна также из того, что в найденных 150 граммах останков представлены все элементы скелета (!) — от костей черепа до костей ног. Как это могло быть, если диаметр кострища не превосходил 1 метра?

Останки не могут быть царскими

Существует составленная группой авторов брошюра «Останки не царские. В кратком изложении». В ней собраны в тезисном изложении и снабженные соответствующими ссылками, аргументы, не позволяющие признать «екатеринбургские останки» имеющими отношение к Царской Семье. На сайте «царская-дорога1918.рф» можно познакомиться с десятками работ того же плана.

Здесь мы коснемся двух моментов. Вспомним, прежде всего, справедливые слова владыки Тихона (Шевкунова), не раз повторенные им осенью 2015 г., что «без исторического обоснования о признании подлинности останков и речи быть не может». Основанием, как хорошо известно, служит т.н. «Записка Юровского». И вот, о. Тихон (Затёкин) упоминает ее по… Рябову (стр. 55), предлагая, вместе с сыном Юровского, Александром Яковлевичем и с Гелием Трофимовичем, считать, что она составлена была цареубийцей «для историка Покровского» (на той же странице приведены и фотоснимок машинописного варианта «Записки», полученного Рябовым от А. Я. Юровского, и портрет М. Н. Покровского), умалчивая о том, что пресловутая «Записка» была написана Покровским! Если читателю интересно, он может познакомиться с моей статьей «С доверием к преступнику», в которой обсуждается невозможность доверять «Записке». Несостоятельность официальных предпочтений в отношении к воспоминаниям участников событий, связанных с расстрелом Царской семьи, выразительно показал в своем выступлении на конференции 28 ноября 2021 г. историк из Нижнего Новгорода Марк Андреевич Князев.

Во-вторых, опять и опять обратимся к противоречиям антропологического характера. Кто же поверит, что Царь боялся лечить зубы? (по «слабости», должно быть…). А если верить в подлинность останков, приходится с этим соглашаться — таково экспертное заключение трехтомника «Преступление века», таково подтверждение сему и церковной комиссии. К стыду, нельзя не заметить, для людей, считающих себя ревнителями памяти Царя-мученика. О. Тихон, Вы верите, что Царь боялся лечить зубы? Прошло, надо сказать, пять лет со дня первой публикации стоматологического характера, относящейся к останкам (посвященной «боязни» Царя, главным образом), а затем их было не менее 20-ти, и все они однозначно показали невозможность считать, что зубы останков имели отношение к Царской Семье.

Гелий Рябов подлежит обличению

Прежде всего, необходима следующая серьезная оговорка. Одно дело — человек, другое — его взгляды и даже его деяния. Г. Т. Рябов дорог о. Тихону как личный знакомый, оставивший след в его душе. Тем самым легко понять пристрастную некритичность, с которой архимандрит Тихон пишет о Рябове. Книга и заканчивается цитатой из Рябова (уже на обложке) под раскрашенным фото «энтузиастов» летом 1979 г. на Поросенковом Логу.

Тут уместно сказать читателю, что я был лично знаком с упоминаемым в книге о. Тихона И. И. Виноградовым, общаюсь с его дочерью и хорошо представляю то тепло, с которым семейство Виноградовых относилось к чете Рябовых (будучи соседями по даче). Но речь пойдет о взглядах Гелия Трофимовича и его деяниях.

 

Гелий Рябов в последние годы жизни.

Мы будем следовать обстоятельному разбору жизни и творчества этой личности, проведенному В. В. Бойко-Великим в его книге «Расследование убийства Царской Семьи и сожжения их честных останков», пространный отрывок из которой опубликован в газете «Московские ведомости», материал взят из части «Краткая биография и анализ творчества первооткрывателя екатеринбургских останков, советского кинодраматурга и писателя Гелия Рябова». Читатель, интересующийся подробностями, найдет их в указанной публикации.


Не станем касаться биографии Г. Т. Рябова, заметим только, что болезненное отношение к советскому строю (вспомним слова о ненормативной лексике) не помешало Г. Рябову сделать серьезную карьеру в МВД, получать премии и награды, нашедшие, понятное дело, свое отражение-изображение и в книге-альбоме о. Тихона. Нас интересуют взгляды и творчество кинодраматурга. В книге архимандрита Тихона вовсе не рассматривается содержание произведений Г. Т. Рябова, и это большая неосторожность со стороны о. Тихона как духовного лица, да даже и просто как православного верующего, ибо (сейчас мы в этом убедимся) произведения Г. Т. Рябова исполнены откровенной хулы на Церковь.

 

В фильме "Таинственный монах" (1968 г.) монахи и монахини во главе с наместником монастыря и епископом показаны бандитами и укрывателями бандитов, которые жгут и разоряют деревни и хутора, убивают местных жителей. 

Съемки фильма "Таинственный монах".

 

В фильме "Рожденная революцией" (1974-1977 гг.) православный священник, служащий в родном селе главного героя, показан настоящим закоренелым бандитом (по сценарию, он был таковым и в царское время, и в годы гражданской войны, и позднее). В первой серии этот киношный священник дает указание сжечь дом и родителей главного героя, чтобы втянуть его в банду. А в четвертой серии благословляет забить прямо в храме большевика, несогласного с его антикоммунистической проповедью, и руководит деятельностью банды, убивающей и грабящей простых людей.

 

В 1978 г. Гелий Рябов с соавтором Алексеем Нагорным издает книгу "Повесть об уголовном розыске", в точности повторяющую сценарий сериала "Рожденная революцией". Без каких-либо изменений эта повесть переиздается кинодраматургом и в 1984, 1993, 1994, 2002, 2013 гг. Якобы "православный" автор продолжает в этой повести тиражировать свою клевету на священнослужителей, на Церковь уже по собственной инициативе, после того, как СССР пал и коммунистическая партия этого от него не требовала, напротив, когда он пытался представляться в православно-патриотической среде "своим"!

 

В киносценарии многосерийного фильма "Претерпевшие до конца (Романовы)", написанном Г. Рябовым в 1990-м г., он клевещет на Императора Петра Великого и его супругу Императрицу Екатерину I, вкладывая страшные хульные слова (которые даже невозможно повторить) в уста некоего юродивого. Тем самым Г. Рябов возводит хулу и на русских Христа ради юродивых, которые могли обличить Царей в лицо, но "за глаза" никогда не выступали против Монарха. У Рябова же, по сценарию, некий безымянный юродивый выступает чуть ли не агитатором-пропагандистом против Императорской четы Петра Великого и Екатерины I и, опираясь на это, автор объявляет, что Император Николай II и его Семья пострадали якобы заслуженно за грехи своих предков.

 

В сценах сериала "Конь белый" (1993 г.) и в одноименном романе (1994 г.), продолжается глумление над православными, над Распятием и заново отождествляются православные верующие с бандитами и убийцами. В сцене, где дегенерат-насильник (Сомов), только что взорвавший баржу с заключенными большевиками и перед глазами зрителей изнасиловавший девушку Веру (все показано с натуралистичными подробностями), голый, расстреливает из пулемета плывущих с горящей баржи заключенных — у него на шее болтается, бросаясь прямо в глаза зрителям, крупный крест с Распятием Господа нашего Иисуса Христа. По сценарию "белый офицер" Сомов возит пленную Веру с собой на фронте больше месяца, регулярно насилуя среди бела дня.

 

В книгу "Конь белый" автор вставляет и некий жуткий эпизод: раненых пленных красных по своей личной инициативе расстреливают белые медсестры, чего никогда не было.

 

В десятисерийном фильме много откровенной лжи и в отношении Царской Семьи, и в отношении гражданской войны. В частности, утверждается, что белый террор происходил на том же уровне, что и красный. Хотя общеизвестно, что красный террор, массовое взятие и убийство заложников были установлены декретами большевисткого ВЦИК во главе с Янкелем Свердловым и Совнаркомом в сентябре 1918 г. Командующие же белыми войсками, напротив, наказывали виновных в расстрелах без суда и следствия в расположении белых войск. То есть красный террор был установленным сверху правилом, а белый — вне закона. Количество жертв красного террора превысило 2 млн. человек, а жертв белого террора было не больше ста-двухсот тыс. человек.

 

В этом сериале Гелий Рябов касается и расследования убийства Царской Семьи. В реальности, расследование убийства Царской Семьи после занятия Екатеринбурга 25 июля 1918 г. по свежим следам было организовано белыми военными властями: монархистом, командующим Сибирской армией генерал-майором Алексеем Гришиным-Алмазовым, командующим гарнизоном Екатеринбурга генерал-майором, Князем Владимиром Голицыным, руководителем комиссии по расследованию убийства Царской Семьи полковником Николаем Шериховским. И проводилось оно группой белых офицеров. Сценаристом и режиссёром же Гелием Рябовым во второй серии фильма "Конь белый" дело изображается так, будто расследование и сбор вещественных доказательств ведет в одиночестве судебный следователь А. Наметкин. А безымянный белый генерал-революционер прямо заявляет, что его убийство Царской Семьи не волнует и, по фильму и роману, отказывается организовывать расследование.

 

Исходя из того, что и в фильме, и в романе безымянный командующий белых войск в Екатеринбурге лишь недавно получил звание генерала, которое не признает герой фильма Дебальцев, можно сделать вывод, что Гелий Рябов в своих произведениях видного и талантливого генерала-монархиста Алексея Гришина-Алмазова, сформировавшего Сибирскую армию и установившего в ней жесткую дисциплину, изображает как разнузданного революционного гуляку-командира.

 

В детективной повести "Предсказание", вышедшей в 2001 г., Гелий Рябов позволяет себе откровенно глумиться над мученическим подвигом Царской Семьи, выдумывая заведомо фантастические подробности их злодейского убийства и сокрытие большевиками следов этого преступления века. Убийство, которое для миллионов православных русских людей явилось крушением мiропорядка, за которым вскоре последовало разворачивание красного террора и широкомасштабной гражданской войны с миллионами жертв, для Гелия Рябова оказывается лишь поводом для написания фантастической детективной повести, в которой рассказывается об откровенно выдуманных автором обстоятельствах этой всемiрной катастрофы. 

 

В указанной повести автор выставляет чекистов во главе с полуграмотным Янкелем Юровским не простыми исполнителями воли центральных руководителей большевиков, как было на самом деле, а пусть злыми, но талантливыми, умными, находчивыми работниками спецслужб, проводящими параллельно как основную операцию по убийству Царской Семьи, так и серию операций прикрытия, которые якобы невозможно разгадать и доныне. По этой повести Гелия Рябова невозможно даже понять, все ли члены Царской Семьи были убиты. А вот белые монархисты, как обычно, показаны автором недотепами, никак не могущими противостоять красным даже в вопросах расследования цареубийства.

 

Царь и члены Его Семьи показаны бледными фигурами, способными лишь на то, чтобы подчиняться Юровскому и его помощникам, да доверчиво верить любому, назвавшемуся их спасителем. По Гелию Рябову, даже священник и диакон, приглашенные к Царской Семье накануне убийства, чуть ли не раболепствуют перед Юровским, по-лакейски переспрашивают его, бледнеют, дрожат от страха... А Юровский властно дает им задание, которое они якобы обязуются исполнить. Вообще, в этой повести фигура Юровского у Рябова вырастает "до небес" и чуть ли не он сам руководит Уралсоветом, а Шая Голощекин, Владимир Белобородов и другие члены Президиума лишь у него на подхвате. 

 

Как обычно, у Гелия Рябова с самого начала следствие по цареубийству ведут только гражданские лица. В этой повести активно действует якобы только начальник уголовного розыска Екатеринбурга А. Ф. Кирста. В действительности, именно А. Ф. Кирста, по свидетельствам генерала М. Дитерихса и Н. Соколова, часто уводил следствие в сторону, собирая непроверенные слухи о различных захоронениях далеко за пределами окрестностей Екатеринбурга. Военное белое следствие, проводившиеся офицерами-монархистами, Рябов в очередной раз совсем не показывает. Обстоятельства страданий Царской Семьи перемежаются у Гелия Рябова с эротическими сценами с участием чекистов. Вот такое "духовное" видение событий у этого "православного" писателя.

 

Как обычно, не обходится у Рябова и без клеветы на Церковь. По повести, А. Ф. Кирста обращается к Екатеринбургскому архиепископу Григорию (Яцковскому) за благословением, а тот его не принимает, а благочинный от его имени отказывается благословить белое следствие на расследование убийства Царской Семьи из-за страха перед возможным возвращением красных и отрицательного отношения к Монарху этого архиепископа. Никаких подобных исторических данных нет!

 

Клевета Гелия Рябова на Екатеринбургского архиерея и его благочинного становится особенно очевидна, если вспомнить, что архиепископ Григорий (Яцковский) отслужил молебен при вступлении Сибирской армии в Екатеринбург 25 июля 1918 г. и освятил знамена этой белой армии. Он устраивал публичные вечера скорби в память об убитых большевиками священнослужителях и собирал на них пожертвования для семей этих священников. За это архиепископ Григорий был арестован красными и осужден после гражданской войны в 1922 г. На суде архиепископ Григорий решительно осудил действия советской власти по изъятию церковных ценностей и получил от большевиков 5 лет строгой тюремной изоляции. 

 

В своих книгах Гелий Рябов не раз берется судить о царствовании Государя Николая II. Так, в книге-воспоминании «Как это было» (М., 1998) он не только рассказывает о «находке века», но и пишет: "23-летнее царствование Николая II имело множество темных, попросту ужасных сторон. Царь осознанно вызвал к жизни силы самые дикие, невежественные, злобные. Он полагал, что "природный монархизм" этих сил укрепит его царствование. Наивное заблуждение, увы..." (стр. 124).

 

В другом месте той же книги Рябов прямо глумится над Царем-Мучеником. Он вспоминает, что когда в 1976 г. он рано утром оказался у Ипатьевского дома в Екатеринбурге, к нему подошел опустившийся подвыпивший бомж, который вдруг стал превращаться у него на глазах в Императора Николая II, который, в свою очередь, стал ему рассказывать о событиях в этом доме в июле 1918 г., а потом вдруг опять превратился в грязного бомжа, разящего перегаром (стр.29-30). Вот такие ассоциации и "видения" у "православного" писателя Рябова. 

 

О созданном им богоборческом и богохульном фильме "Таинственный монах" Гелий Рябов заявлял в той же книге (стр. 38) без всяких угрызений совести: "В 1969 году "Мосфильм" снимал нечто приключенческое по моему сценарию. Съемки проходили в Костроме, они были связаны с "церковной контрреволюцией" в годы гражданской войны. По необходимости я бывал в церквах, выстаивал службы. Я искренне хотел понять". 

 

Попробуем поверить, да только проблема в том, не в кавычках ли эта искренность. В своей книге архимандрит Тихон (Затёкин) (стр. 189-196) подробно рассказывает о визите Затекиных к Рябовым в феврале 1986 г., описывает, как сердечно отозвался Гелий Трофимович на предложение поехать в Троице-Сергиеву Лавру, приводит и фотографию с Рябовыми у Троицкого собора. Но в книге никак не поясняется, как воцерковился Рябов в конце 1980-х гг. (у отца Александра Шаргунова) и как «расцерковился» в 1989 г. Об уходе Гелия Рябова из Церкви мы узнаем по его интервью, взятом газетой "Московский Комсомолец" незадолго до смерти кинодраматурга, последовавшей 13 октября 2015 г. (опубликовано уже после кончины, 21 октября 2015 г.): "В свое время, когда я только обнародовал наше открытие (в 1989 г.), я обратился к митрополиту Филарету, заведующему Отделом внешних отношений Патриарха. Тот поручил переговорить со мною своему келейнику. Келейник, выслушав меня сказал: "А чего, собственно, вы хотите?" Я, несколько опешив, говорю: "Ну как же, давайте начнем действовать. Неужели обретение царских останков не церковное дело?" Он: "Во что вы хотите втянуть Церковь? Она только-только встает на ноги после пережитых гонений..." Я возражаю: "Ну а как же Господь-то наш на крест взошел?" Его ответ: "Да будет вам говорить глупости. Какой Господь?!" После этого разговора я перестал ходить в церковь, хотя к этому времени стал глубоко верующим человеком. Решил, что такие посредники в общении с Господом не нужны". Василий Вадимович Бойко-Великий замечает в своей книге: «Ясно, что келейник Минского и Белорусского митрополита Филарета (Вахромеева), скорее всего, воспринял предложение Гелия Рябова как провокацию, ведь в 1989 году Церковь оставалась по-прежнему во многом под контролем КГБ СССР, и то, на что толкал Гелий Рябов митрополита, могло обойтись священнослужителям и Московскому Патриархату очень дорого. Да и по Церковным канонам обретение святых мощей совершают в отношении уже прославленных святых, а Царственные Мученики в Московском Патриархате прославлены тогда еще не были».

 

Архимандрит Тихон (Затекин) и в фильме Александра Звягинцева «Дело Романовых. Следствием установлено», и в интервью телеканалу "Царьград" в марте 2022 г., и — негласно как бы — в обсуждаемой нами книге вспоминает Гелия Рябова как «глубоко верующего и весьма благочестивого человека». Приведенный материал не дает тому подтверждения.

 

Примечательно, что в книге архимандрита Тихона (Затёкина) приводится фотография съемок фильма «Таинственный монах» (стр. 166), вместе с обложками книги «Таинственный монах» на той же странице. На стр 321. — кадры съемок фильма «Претерпевшие до конца», на стр. 407-411 фотографии съемок фильма «Конь белый». 

Съемки фильма "Конь бледный".

Опасно ходить в стороне от истины

Не пристало мирянину делать замечания духовного плана лицу духовному. Следующие соображения, однако, касаются не только о. Тихона, а всей вдохновенной рати ревнителей признания останков подлинными. Господа и отцы, вы максимально опасно ходите — перед поднятым вами же флагом, не перед Богом.

Волга не впадает в Черное море, а дважды два девяти не равняется. Точно так же любому из вас известно, что Государь Николай II вовсе не был сутулым, склонным к полноте и болезненным человеком. А то, что скелет № 4 принадлежал именно такому человеку, было объявлено проф. В. Н. Звягиным, известным отечественным антропологом, еще в 1993 г. Став сторонником подлинности останков, г-н Звягин не опроверг своего заявления, только сделал вид, что и со скелетом № 4, и с ним самим все в полном порядке. Мы уже достаточно говорили о вопиющих противоречиях, не позволяющих признать подлинность останков и внятных любому здравомыслящему человеку.  Уже несколько (порой очень много!) лет, как эти противоречия широко известны, и отсутствие широкой открытой дискуссии по проблеме останков только подтверждает справедливость мнения оппонентов. 

Нетрудно видеть, что со стороны сторонников подлинности имеет место попросту малодушное отстранение от какой-либо возможности открыто обличить их в неправде. Строго говоря, сие отстранение есть сознательное противление истине. Весьма опасное, ибо чреватое печальными последствиями для противящихся. Хорошо известны выразительные сравнения по данному поводу: готовность к нарушению духовного закона стоит сравнить с готовностью пойти босиком по битому стеклу или прыгнуть с шестого этажа.

Вместо заключения

Самочиние нижегородской митрополии, опережающей решения Архиерейского Собора, вызывает серьезную тревогу. В частных разговорах она выражается в таком замечании: «Всё уже решено». Имеется в виду: кем-то «там», «наверху», где и с участниками Собора — «договорятся». И не в первый раз возникает проблема: если так, как же верить в Церковь?

Нечистый помысел говорит тебе: «Не бывало такого в истории, чтоб какая-либо власть признала свою неправоту. Не бывало такого, чтобы официально объявленное было признано ложным — теми, кто объявлял. Выход книги Затёкина — это не проба сил, а репетиция всенародного почитания останков царскими: кукиш вам, оппонентам! Вы говорите, что хотите, и вам за это ничего не будет. А мы установим, в давней советской традиции, добровольно-принудительное всенародное почитание царских мощей. И нам за это ничего не будет. Через официальность не пробьешься, она безнаказанна». 

Так удручает нечистый помысел, и, по малодушию, соглашаешься с ним, в удручение — впадаешь, становится очень тяжело. Но ведь это так, нечисто и только. Впрочем, и вправду горько и тяжело встречаться в родной православной Церкви с готовностью к подавлению истины неправдою, с безразличием к народному мнению и, значит, с готовностью к расколу, с готовностью считаться не с Христом, а с какими-то теневыми «силами», истине враждебными и, конечно, враждебными России. 

Тем печальнее думать об этом, что пять (!) открытых писем священноначалию (первое было составлено летом 2020 г.) остались без ответа, в лучшем случае они вызывали реакцию вежливости, не более. Но Церковь не сходится клином к политическим конъюнктурщикам. 

Да, вера в нее может оказаться испытанием. Но оно на то и есть испытание, чтобы прожить его, пройти. Пройдем. Назовем неправду неправдою, недостоинство недостоинством, но Церкви не похулим. Мало ли что бывало в истории, бывали и неправедные решения неправедных соборов.

В данном случае имеет место аккуратно организованная «инициатива снизу». В истории Церкви известны случаи (их множество), когда почитание того или иного святого начиналось «снизу», связанное вначале только с какой-нибудь конкретной местностью, где уже безоговорочно почитался подвижник, где молились ему как «местночтимому», и лишь затем такое отношение получало общецерковное утверждение. 

Вспомнить хотя бы прославление в конце XVII века уральского святого Симеона Верхотурского, связанное с чудесным явлением гроба с его нетленным телом и преизобилием чудес по молитвам к (безвестному поначалу!) святому. Уральский подвижник стал всероссийским святым.

Видимо, «добрую инициативу снизу» — в издании книги архимандрита Тихона (Затекина) — видят и авторы проекта «Почитание царских мощей в нижегородской земле». Известно, что архимандрит Тихон планирует презентацию книги в Москве. Наверное, он мыслит свою «миссию» подобной инициативе Минина и Пожарского… Но сему «походу» препятствует, прежде всего, отсутствие народного почитания навязанных сверху лже-мощей — в связи с несомненной их безблагодатностью, в частности, с отсутствием каких-либо чудес, в противоречие с тем, что как раз обилие оных и вызывало обычно «почитание снизу». Препятствуют: откровенная ложь, беззастенчивое выпячивание автором своей персоны, неоправданное прославление несчастного (посмотрите на его фотографию в последние годы жизни) Гелия Трофимовича, перебор роскошества в издании книги и ее рекламе, неоправданная уверенность автора в своей безнаказанности. Опасно ходит архимандрит.

Новотихвинский монастырь в г. Екатеринбурге — давний оплот почитания лже-останков. Схиархимандрит Авраам — духовник монастыря.

На могиле Г.Т.Рябова. Москва. Введенское кладбище 1 февраля 2022 г. (90 лет со дня рождения Г.Т.Рябова). архимандрит Тихон (Затёкин), О.А.Рябова, В.Н. Соловьев, Л.А. Лыкова

Время работает на правду. Хорошо, что вышла книга архимандрита Тихона. Проказа выступила — значит, можно распознать ее как проказу, назвать вещи своими именами. Ложь подспудная много опаснее. Ее, однако, подталкивают «силы слева»: высовывайся, высовывайся, утверждай себя как блистающую истину. Вот и высунулась, так цыкнем на нее: знай свое место — под плинтусом!

Зеленский отыскал нового «духовного вождя»
Алексей Сокольский
Где «красная линия» роскоши, пересечение которой наказуемо?
Юрий Котенок
Интервью с беженцами из зоны боевых действий
Денис Григорюк
«Желудочно-половой космополитизм» России не нужен
Алексей Сокольский
Американские энергетики — главные бенефициары войны на Украине
Игорь Ульянов
МВФ пророчит Великобритании море проблем
Отдел информации
Сколько тепла и заботы в этих посланиях
Игорь Грузинцев
Newsweek выяснил, зачем США поддерживают Украину
Отдел информации
16+
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования